banner-green-apple-white-2.jpg MACON Realty Group – консультант Green Apple

Green Apple - это более 160 000 кв. м. жилых и коммерческих площадей на территории 20,1 га.

img_87441.jpg MACON Realty Group - консультант сети автоМФК

MACON Realty Group участвует в реализации проекта строительства объектов дорожного сервиса европейского уровня

Публикация

Экономике России грустно без планов на будущее

16.04.2018

Российская экономика не оттаяла после кризиса, и не могла это сделать, так как главной причиной ее проблем были не внешнеполитические обстоятельства, а собственная неэффективная модель развития, которая исчерпала свои возможности задолго до шока конца 2014–начала 2015 годов. Именно поэтому статистические отчеты о положительном переломе в российской экономике не вдохновляют финансовых консультантов и аналитиков. По их мнению, достигнутая к началу 2018 года стабильность — вынужденное приспособление рынков к работе в тяжелых условиях.

 

ВВП рос, а мы не знали

Итог 2017 года считается победным уже потому, что статистики увидели рост ВВП. Он, правда, совсем небольшой — 1,5%, но все же «жить стало лучше, жить стало веселее». Советник по макроэкономике генерального директора компании «Открытие брокер» Сергей Хестанов уверен, что это веселье большая часть россиян так и не почувствовала. Все дело в том, что рынок жил большими государственными заказами. «ВВП в большой степени включает в себя крупные государственные проекты, как то: стадионы к чемпионату мира, мост в Крым, атомные лодки, — говорит экономист. — На такого рода проектах зарабатывают сами госкомпании, которые это делают, и очень узкий слой бизнеса, который допущен к работе с госкомпаниями. Он настолько узок, что деньги из него к обычным гражданам, к обычному бизнесу почти не перетекают».

Большинство экспертов отмечают, что положительная цифра в 1,5% может лишь говорить о том, что не произошло падения, но отнюдь не о росте. Так, Сергей Хестанов называет этот показатель не более чем статистическим шумом. Генеральный директор консалтинговой компании MACON Realty Group Илья Володько отмечает, что цифра находится как раз на уровне статистической погрешности, всегда возникающей при такого рода подсчетах. «Не думаю, что можно говорить о росте ВВП, — уверен он. — Влияния в целом на рынок такие цифры не оказывают, мы должны воспринимать их как нулевые. Если бы мы увидели 3–4%, то это действительно рост, но эффект от него ощущают определенные бенефициары и определенные слои населения. И только когда мы говорим о росте в 5–6%, как мы имели в двухтысячных годах, — это уже рост, который ощущают все слои населения, он способен увеличить благосостояние граждан». По мнению руководителя ГК «РЕНОМЕ Онлайн» Андрея Филипповского, если наш ВВП хоть немного и вырос, то этого все же недостаточно для изменения качества экономики.

«Европа и США растут и планируют расти более значительными темпами, а значит, на этом фоне российская экономика, можно сказать, испытывает стагнацию, — считает эксперт. — Экономика России перестраивается очень медленно, экспортеры страны не смогли воспользоваться снижением курса рубля, импортозамещения в реальности практически не произошло. Единственное, что может реально ускорить экономику, — это технологический экспорт и рост внутренней эффективности работы экономики во всех отраслях. А эти преобразования проходят медленнее, чем требуется. В данной ситуации большой упор необходимо делать на росте средств производства, то есть развития промышленности, и производстве импортозамещающей продукции, которая может конкурировать как по качеству, так и по цене». Таким образом, период, в который вошла экономика в 2017 году, можно лишь условно назвать стабильностью. Перестройки российского рынка не произошло. По мнению Сергея Хестанова, экономика «ценой скрипа зубов приспособилась к новым условиям, и в достигнутом балансе мы можем существовать, как в брежневские времена года два–три, возможно пять, если не получим санкции по типу Ирана».

 

Торговля всех выдала

Некоторые эксперты считают: чтобы правильнее оценить происходящее, лучше смотреть не на ВВП, а на то, как чувствует себя розничная торговля. Какими бы радужными ни были отчеты о росте зарплат, если у потребителей на самом деле нет денег, обороты в этой отрасли не сдвинутся с места. Сегодня аналитики наблюдают здесь незначительную динамику вверх. «Розница не сильно радует, — отмечает Сергей Хестанов. — Пустующие коммерческие площади в торговых центрах и на объектах стрит–ретейла — первое и очевидное этому подтверждение. Удивительно, но рост ВВП начался гораздо раньше, чем рост товарооборота розничной торговли, и разница эта составляет почти полтора года. Это говорит о том, что большая часть российского экономического роста — это привет нам от госкомпаний. Этот рост, к сожалению, мимо большинства граждан России проходит довольно четко. Видно, что благие времена российского розничного бизнеса были в 1998–2008 годах, с тех пор в целом тенденция идет вниз, виден ужас розничной торговли 2015 года: «аренда», «продажа». Мы эти объявления наблюдаем до сих пор».

Илья Володько подтверждает довод о том, что в потребительском секторе экономики особой позитивной динамики не наблюдается. Рынок коммерческой недвижимости, будучи крайне чувствительным к колебаниям в экономике, сигнализирует о низкой покупательской способности граждан. «Последние три года ставки аренды не растут, повышенного спроса на коммерческие площади нет, существующие компании не расширяют свою сферу деятельности, очень осторожно подходят к открытию новых точек, — отмечает он. — А раз они этого не делают, значит, не видят потребительской активности». Аналитики рынка затрудняются ответить на вопрос: как скоро россияне снова начнут ходить по магазинам в свое удовольствие и перестанут экономить на услугах? В основном они согласны в том, что уровень доходов граждан останется неизменным до тех пор, пока не произойдут серьезные качественные изменения в экономике.

Как отмечает Андрей Филипповский, население начало беднеть задолго до резкого обвала рубля в 2014 году. «По данным Росстата, основной рост дохода населения был до середины 2012 года, после чего был спад, и кризис 2014 года еще более их сократил. Однако с начала 2016 года ситуация начала несколько меняться в лучшую сторону, что отразилось на небольшом росте заработной платы населения, и по настоящее время доход населения с 2016 года остается примерно на одном уровне, — обращает внимание собеседник. — Учитывая, что сейчас обсуждается законопроект об увеличении налога на доходы физических лиц до 15–16%, то, скорее всего, произойдет рост номинальной заработной платы, при этом уровень фактически получаемой «на руки» заработной платы останется тем же. И, по моим прогнозам, пока будет сохраняться на том же уровне».

Тот факт, что причины проблем российской экономики нужно искать не в эпохе санкционной войны, а гораздо раньше, подтверждает и Сергей Хестанов. «Движение биржевого индекса на большом временном промежутке — это барометр ситуации в экономике, — напоминает он. — Двигают его в основном деньги больших инвесторов. До весны 2012 года наш биржевой индекс ходил вместе с американским: они росли, и мы росли. А вот с весны 2012 года наши индексы пошли в разные стороны: Америка росла, а мы падали. Заметьте, что 2012 год — это тишь, гладь и благодать, нефть наверху, слово «санкции» даже в голову никому не приходило. Почему же крупные инвесторы стали уходить и уводить деньги с нашего рынка? Они засомневались в самой модели российской экономики, в ее успешности».

 

Оценили цены иначе

Еще один статистический показатель, активно подающийся как завоевание 2017 года, — рекордно низкая инфляция, всего 2,5%. Отношение к этой цифре у экспертов неоднозначное. Сергей Хестанов утверждает, что ЦБ действительно удалось очень сильно снизить инфляцию, но и это делается не в интересах большинства населения. При этом регулятор совмещает несовместимое. «За счет низкой ставки он продолжает накачку экономики деньгами, — делится своим мнением спикер. — Денежной массы стало больше в 4 раза, но наша экономика не стала больше в 4 раза. На несколько процентов если выросла, это еще хорошо. И я понимаю, что таким образом ЦБ дает деньги госкомпаниям — они зарабатывают. А чтобы эти деньги не вылились на открытый рынок и не разогнали инфляцию, и тогда не пришлось бы повышать пенсии, зарплаты бюджетников и пособия, ЦБ другой рукой через депозиты некоммерческих банков, через те же самые ОФЗ, эти деньги забирает назад».

Андрей Филипповский считает, что снижение инфляции — чистой воды вычислительный маневр, и объясняется он изменением методологии расчета, когда социально значимые товары занимают в выборке все меньший вес. «Значение товарных групп для расчета должно соотноситься со структурой расходов большинства населения, — поясняет собеседник. — И методология расчета теоретически должна меняться в случае улучшения благосостояния граждан и изменения структуры их расходов».

С тем, что деньги, в хорошем количестве имеющиеся у банков, не доходят до бизнеса, согласен Илья Володько. И банки в этой ситуации правы. Они, в отличие от статистиков, оценивают ситуацию реалистично. Предсказуемо не находя на стагнирующем рынке качественных и надежных заемщиков, они не спешат делиться ресурсами, полученными от ЦБ. «Банк всегда найдет, как употребить деньги, вместо того, чтобы брать на себя высокие риски, — отмечает Илья Володько. — Мы на самом деле видим, как благополучие банков автоматически не означает благополучие экономики».

 

Даже не пытаются

Коль скоро глубинной причиной российских экономических неудач является глобальное позиционирование страны как сырьевого экспортера, то и прогноз на улучшение ситуации связан именно с отказом от привычной роли. Если же этого не произойдет, то непонятно, как долго протянет экономика в достигнутом состоянии «стабильной слабости». Ответ на вопрос, произойдет ли это, тоже никому не известен — пока не существует ни одной программы по смене экономического курса. И, как подчеркнул Сергей Хестанов, «нет даже сколько–нибудь серьезной дискуссии о том, какой может быть альтернативная экономическая модель в России». Андрей Филипповский полностью разделяет такое мнение. «Прогнозировать рост экономики достаточно сложно, — говорит он . — Дело в том, что необходимо менять полностью экономический подход».

Кстати, именно эта мысль стала лейтмотивом прошедшего на днях Московского экономического форума, где бизнес–омбудсмен Борис Титов констатировал, что «даже после президентских выборов, к сожалению, вопрос о выработке стратегии {экономического развития} не ставится».

Источник: Анна Малюк, Краснодар Magazine.